"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

Победа в Каннах дала Тарантино то, что он называет "печатью Одобрения". "Мне это было нужно для того, чтобы утереть нос всем тем, кто отказывался иметь со мной дело, потому что в моих фильмах слишком много жестокости", — говорит он. С подачи Канн последовали другие награды, в том числе награды Лос-Анджелесской ассоциации критиков (лучший фильм, лучший режиссер, лучший сценарий, лучший актер — Джону Траволте), Национальной лиги обозревателей (лучший фильм, лучший режиссер), Нью-йоркской ассоциации кинокритиков (лучший режиссер, лучший сценарий), "Золотые глобусы" (лучший сценарий), премии за творческую самобытность (лучший фильм, лучший режиссер, лучшая мужская роль — Сэму Джексону и лучший сценарий), призы BAFTA (лучший актер второго плана — Сэму Джексону и лучший сценарий). Что еще важнее, в феврале фильм получил семь номинаций на "Оскар" (лучший фильм, лучший актер — Джон Траволта, лучший режиссер, лучшая актриса второго плана — Ума Тёрман, лучший актер второго плана — Сэмюэль Л. Джексон, лучший сценарий и лучший монтаж — Сэлли Менке). Внушительная поддержка и одобрение.

На 67-й церемонии вручения призов Киноакадемии "Криминальное чтиво" стало жертвой повального успеха "Форреста Гампа". Это было одно из самых предсказуемых сражений за "Оскар" за последнее время. Тем не менее тот факт, что то же самое жюри в год выхода "Списка Шиндлера" отдало три главных приза "Пианино", вдохновил ярых защитников "Криминального чтива", особенно тех, кто отстаивал права Джона Траволты.

Но ничего не вышло. Единственный "Оскар" "Криминального чтива" — за лучший сценарий — обернулся пустой формальностью. По пути к подиуму Тарантино и Эйвори обнялись, чтобы публично доказать, что их разногласия остались позади, хотя для Тарантино, который вновь был не вполне великодушен в своей речи ("Я просто попытаюсь сымпровизировать, как и все мои предыдущие речи, когда я получал призы, — шутил он на пути к сцене. — Зачем портить хорошую традицию?"), это было своего рода утешительным призом. Возможно, история заставит нас связывать "Криминальное чтиво" с такими фильмами, как "Таксист", "Славные ребята" и "Дж. Ф. К.: выстрелы в Далласе", которые при взгляде назад кажутся нам преступно обойденными призом Академии за лучший фильм. Тем не менее фильм имел огромный кассовый успех. К тому времени, когда он вышел на видео 12 сентября, в США он собрал более 107 миллионов долларов. Также он собрал более 12 миллионов фунтов стерлингов в Великобритании. Своим триумфом "Криминальное чтиво" никоим образом не обязано тому, как "Мирамакс" вела кампанию по его продаже.

"Криминальное чтиво" по многим параметрам — классический эстетский фильм: снят молодым режиссером, дешев, полон философских рассуждений, неоригинален по структуре, фаворит фестивалей, предназначен для большого экрана и длится два с половиной часа. Из-за загруженного летнего расписания и из-за близкого по срокам выхода "Прирожденных убийц" прокат в Штатах отложили до осени; премьера состоялась на Нью-йоркском кинофестивале, широкий прокат начался 14 октября, а неделей позже фильм вышел в Великобритании. Исходя из опыта феноменального успеха по раскрутке другого малобюджетного фильма — "Возмутительная игра", "Мирамакс" продолжала выступать в качестве главного дистрибьютора и выпустила фильмы на 1300 экранах по всей Америке, что по масштабам сравнимо с прокатом фильма крупной кинокомпании.

Если применительно к последней в своей маркетинговой стратегии "Мирамакс" развернула кампанию под девизом: "Храни большой секрет", то на этот раз компания пыталась обезопасить себя от любых маневров со стороны борцов с насилием на экранах красноречивым лозунгом: "Вы не узнаете фактов, пока не посмотрите фильм".

С бюджетом 8,5 миллиона долларов "Криминальное чтиво" оказалось более чем удачным вложением и обеспечило Тарантино и Бендеру репутацию режиссеров, которые не только поставляют товар, но и делают это дешево.

"Все дело в том, что я мог бы снять "Чтиво" за 15 миллионов на "Трийстар", — объясняет Тарантино. — Не было никакого разговора в стиле "Дайте мне больше. Дайте мне больше денег". Я имею в виду, что Лоуренс и я могли сказать: "Дайте нам минимальное количество денег, и мы все равно сделаем тот фильм, который хотим". Конечно, если бы мы пошли на "Мирамакс" и сказали, что нам нужно десять, двенадцать миллионов, чтобы снять "Криминальное чтиво", они бы нам их дали, но я знал, что могу снять фильм за 8 миллионов, и он бы вполне окупился.

Если бы мой следующий фильм был чем-то вроде "Пушек острова Наварон", да, мне нужно было бы больше денег, но представим, что я прямо сейчас решил снять "Псов". Стал бы я делать "Псов" за десять миллионов просто потому, что я могу себе это позволить? Мой ответ: "Нет", потому что все и так было идеально. Возможно, я не стал бы снимать их за полтора миллиона, я бы сделал их за три, потому что так мне, возможно, было бы легче дышать. Бюджет фильма должен определяться его содержанием. У каждого фильма — свой органичный бюджет, который складывается из того, каков фильм по жанру, насколько он будет интересен публике, как его воспримут в Америке и за рубежом, как он пойдет на видео. Если затрачены соответствующие деньги, все будут счастливы, и даже если фильм абсолютно провалится в Америке, мы выпустим его на видео и ничего не потеряем.

Я мог бы снять "Настоящую любовь" за гораздо меньшие деньги, верно, — продолжает Тарантино. — Но все дело в том, что Тони проделал потрясающую работу. Он на самом деле имел дело с минимальным бюджетом со времен "Голода", и вы не сможете сказать, что фильм чем-то хуже "Дней грома", на которые было затрачено пятьдесят миллионов. Все дело в том, что я мог бы снять фильм за шесть миллионов.

Я не имею в виду, что деньги влияют на вашу объективность: просто чем меньше денег вы затратите, тем меньше их нужно, чтобы окупить затраты, и тем больше можно заработать…"

Тарантино намекает на расточительность Голливуда в начальной версии "Четырех комнат", когда звезда комедийных фильмов Честер (Тарантино) и большая шишка кинобизнеса Лео (Брюс Уиллис) объясняют излишние затраты на один из их фильмов портье Теду (Тим Ротт).

ЧЕСТЕР:

Сколько у нас в итоге вышло?

ЛЕО:

Ну, если мы тут говорим начистоту… Не бросай трубку… 72,1 миллиона.

ЧЕСТЕР:

72,1 чертова миллиона. Знаешь, какое самое популярное выражение в этом городе, Тед?

ТЕД:

Нет.

ЧЕСТЕР:

"Мы окупим все на видео". К черту видео. К черту. Окупились ли "Челюсти" на этом видео? Нет, сэр. Знаешь, почему? Потому что никакого видео и в помине не было, когда вышли "Челюсти". Мы просто сидим и треплемся. То же самое и здесь. Если бы видео не существовало, мы бы до сих пор зависели от кассовых сборов. И все потому, что до того как выйти на видео, за границей, на платном телевидении, на бесплатном телевидении, перед армией и флотом, "Свихнувшийся детектив" стоил 72,1 миллиона долларов…

Учитывая все соображения по поводу маркетинга, прибыли, убытков и всеобщих похвал, Тарантино сам решился направиться по этому пути и раскручивать свои фильмы, что и стало его самым крупным козырем. После выхода "Бешеных псов" Тарантино большую часть года провел в дороге, встречался с прессой и важными людьми, давал интервью и читал лекции по поводу фильма, посещал фестивали. В случае с "Криминальным чтивом" — хотя оно привлекло внимание всей общественности, получив "Золотую пальмовую ветвь", — он следующие пять месяцев провел в турне. Для Тарантино не найдешь лучшего адвоката, чем сам Тарантино. "Он прекрасно сам себя представляет, — говорит Филип Томас из журналов "Эмпайр" и британского "Премьер". — Он полмира объехал, давая интервью по поводу "Псов", и критики сходили с ума еще до того, как фильм вышел на экраны. Он прекрасно дает интервью, владеет словом, на большинство вещей у него собственный взгляд, он — идеальная нажива для журналистов. Джон Дал после "Последнего искушения" мог бы стать звездой, особенно в Великобритании, но у него не было и половины способностей Тарантино подавать самого себя. Многое зависит от этого". "Все дело в том, что такого не было со времен Спайка Ли, — объясняет Бендер. — Он был мотором своих идей, он мог просто выйти и покорить всех своей индивидуальностью. Квентин — личность, его фильмы очень индивидуальны, он сам очень индивидуален. Похоже, что он очень быстро становится кумиром, хотя в бизнесе он всего два года".

"Моя сила заключается в том, что меня знают за границей, это верно, — признается Тарантино. — Повсюду. У меня там большой вес. На "Мирамакс" это поняли совершенно точно, когда отправились туда продавать фильм. Они сняли фильм за восемь миллионов и продали его за одиннадцать за границей, так что мы были в расчете даже до того, как фильм вышел на экраны, и это все из-за моего имени. И единственная причина, по которой меня знают, в том, что я дал тысячи интервью. Я ездил в Испанию, Бразилию, я давал все интервью сам. Я ездил в Корею, на сей раз по поводу "Чтива", начинал все сначала. Они не знали, кто я, так что я давал интервью, выступал в телевизионных шоу, и мои дела в Корее пошли в гору, а рынок у них очень странный. Я быстро понял с "Псами", что когда я ездил в страну и поднимал там шум, все шло очень хорошо или лучше, чем можно было ожидать. Когда я не ездил, ничего не получалось. Если у вас нет никого, кто бы поехал туда и занялся этим, вам остается только газетная реклама. У них в этих разных странах нет телевизионных каналов, по которым все время крутили бы вашу рекламу…"



Назад      Вперед