На правах рекламы:

Мид обучение английскому языку отзывы о курсах английского языка мид studiook.ru.



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

По образцу фильмов "Доброе утро, Вьетнам" и "Король Рыбак", альбомы к "Бешеным псам" и "Криминальному чтиву" также содержат фрагменты диалогов, это вообще стало тенденцией для саундтрэков. Альбомы произвели такое впечатление (оба стали бестселлерами), что Тарантино просто засыпали пленками разных групп, желавших, чтобы их песни попали в его фильм. Его кино странным образом отразилось на музыке — Курт Кобэйн выразил благодарность Тарантино на конверте к альбому "In Utero".[?]

Тарантино действительно очень серьезно относится к музыке, которую использует в фильмах, и саунд-трэки к обеим его картинам отбирались с повышенной тщательностью.

В случае с "Бешеными псами" музыка звучит повсюду. Там ее источником служила популярная в 70-е годы радиостанция "К-Билли-суперсаундз". В "Криминальном чтиве" музыка звучит из стереомагнитол в машинах, по радио, из громкоговорителей и на пластинках… но никогда на компакт-дисках (еще одна идея-фикс Тарантино). Даже Миа. Уоллес в своем начиненном современной аппаратурой доме на Голливуд Хиллз пользуется магнитофоном.

Тарантино объясняет: "Когда я пытаюсь найти "лицо" фильма, даже если это та история, которую я буду снимать три следующих года, я стараюсь подыскать песню, которая стала бы его визитной карточкой. В конце концов может случиться так, что этой песней я в итоге не воспользуюсь, но она на самом деле помогает мне найти "лицо" фильма. Одна из особенностей "Криминального чтива" состоит в том, что я не использовал партитуру. Я всегда этого боюсь. Если бы я мог написать партитуру, я бы это сделал, но не умею. Я всегда боюсь, что мне не понравится то, что они пишут, и это будет пустой тратой времени и денег, так что мне нравится отбирать музыку самому, как, например, в случае с темой "Сын проповедника", когда Винсент Вега приходит к Мии Уоллес. Я не знаю, почему мне нужна была именно эта песня, но с того момента, как я задумал эту сцену, я всегда представлял себе, как он входит в дом под эту музыку. А потом для сцены, в которой танцуют твист, я всегда хотел использовать "Никогда не знаешь" Чака Берри. Я хотел, чтобы они двигались именно в этом ритме и чтобы в сцене создалась именно такая атмосфера".

Во время поездки в Лондон в 1992 году Тарантино зашел в магазин старых пластинок и купил запись группы под названием "Эрдж Оверкилл". На стороне "В" была песня Нила Даймонда "Девочка, ты станешь женщиной". Он тут же представил, как Ума Тёрман танцует под нее в манере Анны Карины" — это полностью убедило его в том, что нужно взять ее на роль. "Когда складываешь все вместе, — вздыхает Тарантино, — переживаешь момент рождения фильма". "Криминальное чтиво" Тарантино представил 30 ноября 1993 года.

Глава 8. Красный уголок

15 мая 1994 года. Каннский кинофестиваль. Еще одна вечеринка. В ресторане на пляже, принадлежащем известному своей роскошью каннскому отелю "Карлтон", сотни постоянных гостей фестиваля предаются оргии полуночного гедонизма, которая венчает собой дневную сутолоку показов, интервью, пресс-конференций, сделок на миллион долларов и — для большой части молодых кинематографистов, которые поставили все на то, чтобы их фильмы появились на свет божий, — крушения всех надежд. Бульвар несбывшихся желаний находится не в Голливуде, а на юге Франции. Это Круазетт — широкая набережная, опоясывающая лазурь Средиземного моря; подиум для бомонда Ривьеры, избранные представители которого скрываются за ночными огнями яхт, поблескивающими в заливе. Недостижимое благосостояние, отделенное полумилей морского простора и — еще более весомо — самой реальностью.

Когда "Бешеных псов" показали здесь два года назад, их можно было сравнить с несмелым потявкиваньем. Укус "Криминального чтива" мог оказаться страшнее его лая. В то время как динамики изрыгали потоки европейской "попсы" и людская масса передвигалась из угла в угол, Тарантино и Мэг Тилли, звезда из "Спи со мной", оккупировали небольшой кусок танцплощадки и развернули на нем свое собственное импровизированное шоу. Возможно, это выпивка или разница во времени или что-то еще, но самовнушенный транс разводит в разные стороны их движения. Тарантино только сегодня приехал в город, но ажиотаж по поводу его присутствия достиг апогея. К среде "Криминальное чтиво" побьет все рекорды. А еще через пять дней Тарантино получит "Золотую пальмовую ветвь".

Лоуренс Бендер до сих пор под впечатлением того безумия, которое окружало каннскую премьеру фильма. "Когда Джон, и Брюс, и Ума, и Сэм, и Мария прилетели, это звучало как угроза. Это было похоже на "Дикую банду", и вдруг все сильно разволновались из-за нас. В момент, когда фильм появился на экране, Квентин, позвольте мне сказать, никогда еще не был настолько в центре внимания, может быть, Джон Траволта и Брюс Уиллис иногда переживали такое в своей карьере. Мы оделись, пообедали, и, черт возьми, там было двадцать пять машин. Они практически перекрыли Круазетг, и мы полчаса добирались от "Карлтона" до Дворца фестивалей, и это было здорово. Тысячи и тысячи людей приветствуют Квентина и других звезд. Потрясающе. Это даже страшно, если вы раньше не видели столько народу сразу".

Подталкиваемая толпой и окруженная громилами в костюмах горилл, съемочная группа "Криминального чтива" медленно пробивала себе путь наверх по широкой лестнице Дворца. Скандируемое с французским акцентом имя "Квентин, Квентин!" звенело в ушах.

"Я сидел рядом с Сэмом, следил за выражением его лица, наклонялся и смотрел на Джона. Было здорово смотреть фильм их глазами, а затем эта долгая овация. Потом мы вышли, и у нас захватило дух, потому что едва мы появились, люди закричали и повсюду были камеры. Мы стояли, а кто-то кричал: "Помашите налево… Помашите направо!". Мы осмотрелись кругом, и насколько мог видеть глаз, повсюду была толпа. Она волновалась. Эти пять минут я чувствовал себя рок-звездой".

Даже тогда они не ожидали, что получат "Золотую пальмовую ветвь", церемония вручения которой была назначена на понедельник, последний день фестиваля. Предшествующие этому два дня практически превратились в уик-энд "Криминального чтива", и они подумали, что лучше бы им уехать, пока дела идут так хорошо. В понедельник около часа дня, когда чемоданы были собраны, Харви Вайнстейн с "Мирамакс" решил еще раз согласовать с организаторами фестиваля их отъезд. "Харви возвращается и говорит: "Послушайте, они сказали: "Не уезжайте", это должно что-то значить", — вспоминает Бендер.

Решив, что фильм получил одну из наград критиков, они отменили бронь на авиабилеты и еще раз отправились во Дворец. Раздавали разные призы — лучший актер, лучшая актриса, специальный приз жюри, лучший режиссер, — но "Криминальное чтиво" все еще ничего не получило, как, впрочем, и "Три цвета: красный" Кшиштофа Кесьлёвского — фильм, который, как все ожидали, должен был победить. Учитывая решение Кесьлёвского закончить карьеру режиссера, в которое поверили все представители шоу-бизнеса, Тарантино и Бендер также не могли думать иначе. Даже когда неврученной осталась только одна "Золотая пальмовая ветвь", они думали, что получат какой-нибудь специальный приз за игру всего актерского ансамбля. И когда председатель жюри Клинт Иствуд открыл конверт и произнес слова: "Криминальное чтиво", Тарантино, Бендер и все остальные вскочили со своих мест и помчались к сцене. Овация не смолкала, хотя из одной части зала доносились неодобрительные выкрики и истерические всхлипы — их издавала богатая дама, выведенная из себя тем, что такой фильм нарушил благопристойную атмосферу, традиционно присущую Каннскому фестивалю (а может быть, она просто расстроилась из-за того, что это был четвертый американский фильм, победивший за последние шесть лет).

"Ну, была одна женщина, только одна, которая что-то выкрикивала, — вспоминает Сэм Джексон. — Он мог бы заставить ее замолчать, просто прочитав стих из "Книги пророка Иезекиила" (25:17): "Ее было легко узнать и различить среди других и накричать на нее в ответ". По сути, Квентин очень удивил зрителей, которые видели фильм. Их потрясло то, что они смотрели не просто жуткую смесь из пуль, ружей и "сукин сын, сукин сын". Они смотрели нечто абсолютно новое и оригинальное по своей структуре. Они смеялись в те моменты, которые в обычной ситуации должны были бы вызвать ужас, для меня это было открытием и потрясением, потому что я не видел фильма до премьерного показа. Я читал сценарий 80, 90 раз, но сидеть там, чувствовать его присутствие было потрясающе".

Принимая приз, Тарантино произнес речь, которой заставил замолчать своих критиков. "Я никогда не ожидал получить что-либо на каком-либо фестивале от жюри, потому что я не снимаю фильмов, объединяющих людей. Обычно я делаю фильмы, которые сеют вражду". В тот вечер уставшая от официальных церемоний группа "Криминального чтива" удалилась в отель на побережье — живущий очень размеренной жизнью "Отель дю Кап". Брюс Уиллис захватил из своей комнаты переносной магнитофон и коробку с кассетами, попойка продолжалась до рассвета. Бендер смеется: "Вечеринку в холле у них устраивали в первый раз…"



Назад      Вперед