На правах рекламы:

Где купить кроссовки в минске airjordan.by.



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

"Да-да, мы обычно занимались этим на вечеринках, — посмеивается Тарантино. — Нам это ничего не стоило. Изначально эту теорию придумал Роджер, а потом мы оба доводили ее до совершенства. Как настоящий комедийный дуэт, мы ее развивали".

Заявление Тарантино об авторстве не особенно вдохновляет Эйвори. "Мне пришло все это в голову — говорит он. — Я часами пытался убедить всех в том, что это правда. Если вы закроете глаза в сцене полета, то подумаете, что эти два парня занимаются сексом: "Хорошо, веди его, веди выше". И Келли МакДжиллис, ее зовут Чарли. Тут затронуто намного больше тем, чем в "Спи со мной". Когда я редактировал "Настоящую любовь", я подал эту идею Тони Скотту. Сейчас для Тони — самый страшный кошмар, что в фильме есть гомосексуальный подтекст. Я хотел бы сделать комментарий для специальной версии на лазерном диске". Тем не менее его все еще раздражает то, что Тарантино присвоил себе саму идею. "Больше всего мне не понравилось то, как я узнал об этом, — говорит Эйвори. — Я был в ресторане с Эриком Штольцем и рассказывал ему об этом, а он и говорит: "О боже, Квентин же просто сымпровизировал".

Квентин не особенно охотно упоминает людей в титрах, и это всегда немного неприятно. Послушайте, Квентин хорошо с этим справился, но с его стороны было бы неплохо выразить благодарность, когда эта благодарность явно нужна".

"Я обдумывал свой план действий по дороге на съемку. Но что самое странное — это имело такой успех и так понравилось зрителям, что произошла полная противоположность тому, чего я боялся. Чюди не только не приняли меня всерьез из-за этой роли, но я еще и получил предложение сниматься. Именно благодаря "Спи со мной" меня пригласили в Каннах на "Дестини включает радио", — говорит Тарантино.

"Дестини включает радио" был некоторое время тем сценарием, от которого отказывались все; внимание Тарантино к нему было привлечено Китом Карсоном, одним из его любимых сценаристов. "Он рассказывал мне о своем сценарии два года назад, продюсеры дали мне его почитать и сказали: "У нас есть для тебя роль", а я подумал, что они дадут мне "Красный скорпион-2" или что-нибудь вроде этого, и сказал: "Дестини включает радио", я слышал, это потрясающий сценарий". Я ужинал с Бриджет Фонда и Эриком Штольцем, и Бриджет спросила: "Ты правда собираешься это сделать? Боже, я читала это четыре года назад". Сценарий действительно долго ходил по рукам. Продюсеры дали мне его в Каннах, я принес его в номер отеля, читал всю ночь и решил: "Я присоединяюсь, я с вами". К сожалению, фильм оказался бедствием как для продюсеров, так и для критиков".

Другое актерское предложение — "Руки вверх" — было сделано Тарантино Виржини Тевене при других обстоятельствах, но на том же фестивале. Тарантино должен был сыграть бандита, который влюбляется в молоденькую певичку-проститутку, затем следует своего рода дорожное приключение. Эта роль была написана специально для Тарантино. "Я встречался с Виржини на фестивальном мастер-классе после Канн (1992), на авиньонском французско-американском мастер-классе, — объясняет он. — Мы стали хорошими друзьями, и когда я был во Франции, я заезжал к ней, а когда она была в Америке, она заезжала ко мне. Мы писали друг другу письма и все такое. Я сказал, что хочу больше играть, я был ее большим фанатом, потому что видел пару ее фильмов после того, как мы познакомились. Она сказала: "Я напишу что-нибудь для тебя", а потом, проработав над этим весь 1993 год, как раз перед Каннами, она позвонила мне и сказала: "Сценарий готов, только он на французском, мне нужно перевести его на английский". Она дала его мне в Каннах, а потом мы встретились в Париже, чтобы поговорить о нем".

С тех пор проект находился в подвешенном состоянии, хотя Тарантино после "Дестини" успел сняться в запоминающемся эпизоде блестящего фильма Роберта "Отчаянный", продолжении "Эль Марьячи" (1992). "Это было забавно. Он написал его для меня, — ухмыляется Тарантино. — Я — приглашенная звезда, плохой парень, у меня самый длинный монолог во всем фильме, потому что я вхожу в бар с еще одним парнем, гангстером и наркодельцом, но эту длинную шутку произношу один. Как говорит Роберт, это самый быстрый и самый длинный диалог во всем фильме. Они сделали так, что я мог приходить и уходить, они сняли весь мой эпизод за один день. За все съемки у Антонио Бандераса был только один выходной, потому что у меня не было с ним общих сцен, так что я был звездой того дня. Это было здорово, мы снимали в Мексике, и у меня был очень красивый трейлер для отдыха, самый симпатичный из тех, что я видел в своей жизни, но я так в него и не зашел, потому что Роберт снимает очень быстро, знаете, и я не разгибаясь работал целый день".

По правде говоря, он, возможно, отказался бы от ролей в "Дестини" и "Десперадо", если бы знал, сколько шуму наделает "Криминальное чтиво", но для профессионального актера это было слишком большим искушением.

"Я немножко волновался, когда мы начали снимать "Дестини", но потом все пошло как по маслу. Мы прекрасно провели время. То есть это была единственная вещь, на которой я отдыхал душой".

Даже сейчас существует вероятность того, что он будет играть в следующем фильме Кита Карсона вместе с Ричардом Гиром, звездой любимого им "На последнем дыхании"…

А дальше — кто знает? Его краткая деятельность в качестве продюсера, как, например, в фильме Род-252 жера Эйвори "Убить Зои", кажется, уже закончилась. После "От заката до рассвета" следует "Запекшаяся кровь": ее сняли во Флориде в октябре. В главных ролях — Билли Болдуин и Анджела Джонс (таксист из "Криминального чтива"), режиссер Реб Брэддок, продюсер Джон Маас. Эти двое были студентами Киноакадемии, Тарантино видел их короткометражку на фестивале и подталкивал их к тому, чтобы они сняли полнометражный фильм. Анджела Джонс играла в той короткометражке, и Тарантино, как следствие, пригласил ее в "Криминальное чтиво". Ну вот, собственно, и все.

"Если бы у меня был еще один Квентин, он бы мог всем этим заняться, и это было бы здорово. Но сейчас, когда я не снимаю фильм, я чувствую, что не хочу его снимать. Знаете, когда я делаю фильм, я теряю полтора-года своей жизни. Я не против того, чтобы потерять полтора года, но я хочу хотя бы год взамен. Так что когда я не работаю, я и не хочу работать". Тарантино часто говорил о том, что хочет снять фильм о "парнях, выполняющих специальное задание", острил по поводу "фильма плаща и шпаги"; но если он решил начать с того, чтобы получить права на романы Леонарда, то может переработать какой-нибудь из них по собственному усмотрению, хотя это будет что-то новенькое для человека, привыкшего снимать свой собственный материал, — вот почему "Человек из АНКЛа" вряд ли его заинтересует.

"Я привык к мысли, что это обязательно должен быть мой сценарий, — говорит он. — Если бы меня еще кто-нибудь нанял что-нибудь снять, то это должен был бы быть мой сценарий, чтобы я мог спокойно заниматься своим делом. Но мне бы хотелось переработать в сценарий чей-нибудь роман. А это совсем не то, что снимать чужой сценарий. Когда перерабатываешь роман, его можно сделать абсолютно своим. Фактически Стэнли Кубрик только и делал, что перерабатывал романы в сценарии…"

К сожалению, что бы он ни делал, Тарантино сейчас — заметный человек, потому что того, кто быстро добивается такого успеха, критики, эти подлые твари, будут всегда стараться уличить в том, что он — калиф на час, вышедший в тираж.

"Реакция на Тарантино: "Криминальное чтиво" отправлено в макулатуру", — провозглашал журнал "Модерн Ревью" в октябре 1994-го так, как будто это был лозунг какого-нибудь нового движения. "Ну, люди говорили то же самое после "Псов", — говорит Тарантино. — Перестанут они ко мне придираться, если я сделаю большую промашку, сниму какую-нибудь дрянь, настоящий кусок дерьма? Возможно, "Криминальное чтиво" — лучший фильм из тех, что я сделал и когда-либо сделаю, но я вышел из игры под названием "Я должен это переплюнуть".

Дэвид Томпсон, пишущий для "Индепендент он санди", даже предупреждал Тарантино о "годаровском синдроме":



Назад      Вперед