На правах рекламы:

Что такое умный дом www.comforta.ru.



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

Дрексл. От тебя и от всех моих братьев, которых здесь нет, позволь мне выразить нашу благодарность.

ФЛОЙД:

Давайте, смейтесь… Вы так и выглядите, будто вы едите… У вас и рожи, как у… Сейчас, если ниггер хочет, чтобы ему пососали член, он должен сделать кучу всего этого дерьма.

"ААКИ (Американская Ассоциация Кинематографической Индустрии) просто не могла позволить, чтобы он сидел и пятнадцать минут рассуждал о cunnilingus, — смеется Сэмюэль Л. Джексон, чью роль Большого Дона практически свели до минимума, вырезав эту сцену. — Меня это достало, особенно потому, что это было мое единственное появление в фильме. Все выглядело так, как будто я только появился, сказал что-то, а потом меня убили. А ведь я сделал нечто большее".

Разговор о "массаже ступней ног" между Джексоном и Джоном Траволтой в "Криминальном чтиве" — собственно говоря, более пригодная для ушей цензоров версия того же диалога. Однако, исходя из того, что к шестой странице происходит кровавая перестрелка, легко понять, что у неподготовленного читателя все это может вызвать шок, даже если теперь мы принимаем это как часть тарантиновского канона.

"Кэтрин Джеймс звонили люди из мира киноиндустрии, которых жутко разозлил этот сценарий, — говорит Крейг Хейменн, который в то время все еще сотрудничал с Тарантине. — Он им абсолютно не понравился. Одна шишка кинобизнеса отослала сценарий Кэтрин назад и заявила: "Я серьезно изменю свой подход к чтению всего, что вы впредь мне будете предлагать, если это будет того же качества". То есть такое враждебное отношение было распространено, и я не знаю, насколько Квентин это понимал. Но после "Бешеных псов" все говорили: "О, нам на самом деле понравился этот фильм". Другой продюсер позвонил Кэтрин после "Бешеных псов" и начал: "Мне бы очень хотелось прочитать все старые вещи Квентина", а речь шла об очень большой компании. Кэтрин сказала: "А я думала, вам не нравится, как пишет Квентин", а парень сказал: "Я изменил свое мнение".

"В первом варианте сценария композиция была другая. Французский продюсер, который первым купил его, сделал все таким образом", — говорит Тарантино. В оригинальной (начальной) версии, например, Кларенс и Алабама упоминаются в газетной статье, и обстоятельства их встречи неизвестны, пока они не попадают в Лос-Анджелес. "Я бы сделал фильм так, как я писал сценарий, то есть сохранил бы события в той же последовательности. Я думаю, это бы сработало. Однако он срабатывает и так. Я не могу сказать, что они испортили его. Он абсолютно срабатывает и так, и чтобы быть самокритичным, могу допустить, что это был не самый лучший мой ход. Это не был лучший вариант из тех, что я когда-либо делал, но он прекрасно срабатывает".

Неверным было бы предположить, что "Настоящая любовь" выплыла на гребне успеха "Бешеных псов". Сценарий, между прочим, был продан до того, как "Псы" были написаны набело, и начал свою жизнь в качестве готового фильма в то время, пока "Бешеные псы" все еще находились на подготовительном этапе.

В фильме уделено много внимания теории авторства. Это понятие сформулировали в 50-х годах режиссеры французской "новой волны" — Годар, Трюффо и другие. Изначально термин главным образом относится к режиссеру, который является создателем своего фильма. Эту концепцию признают далеко не все — например, сценарист Уильям Голдмен и ему подобные скептически относятся к обозначениям, определенным ярлыкам, которые игнорируют командный дух кинопроизводства (в своей замечательной книге "Приключения в мире кинобизнеса" Голдмен заявляет, что в наши дни истинным автором, творцом своих фильмов является только король комедийно-порнографических фильмов Расе Мейер, так как он совмещает все функции при съемке фильма, включая операторскую работу и монтаж). Тем не менее Тарантино действительно подходит под определение того, что французы называли "авторством" (автор — человек, который пишет, продюсирует, иногда даже играет в своем фильме). "Лучшая работа получается из единого видения", — говорит Тони Скотт. У двух полнометражных лент, которые мы можем назвать фильмами Тарантино — "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво", — есть особый киностиль. "Настоящая Любовь" — не тарантиновский фильм. Неправильно и очень несправедливо по отношению к Тони Скотту так его расценивать. Скотт не только выжал лучшее из сценария, но и расцветил историю Тарантино новыми красками. Комедийные эпизоды (кульминационная "мексиканская разборка" — почти полное повторение сцены из "Бешеных псов", на этот раз разыгранной для смеха) сочетаются со сказочно-неправдоподобной невинностью — некоторое достижение для фильма, в котором нет ни капли насилия. Обратите внимание на заключительную сцену, например, перья из подушек, как снег, кружатся в воздухе под мелодию из музыкального автомата, это кажется почти пародией на "Жизнь прекрасна".

"Один из лучших триллеров за последнее десятилетие, — сказано в "Эмпайр". — Даже если бы Тарантино снял его сам, "у него не вышло бы более увлекательно, жестоко и откровенно забавно".

Фактически фильм вышел из-под контроля Тарантино к тому времени, когда начались съемки, — он никогда не перерабатывал сценарий и не приходил на съемочную площадку. "Настоящая любовь" — творение Тони Скотта, и в отличие от "Прирожденных убийц", от которых Тарантино полностью отстранился, этой вещью он гордится. Когда фильм был представлен публике, у Скотта не было никаких обязательств перед Тарантино, однако он пригласил его поучаствовать в мероприятиях масс-медиа по рекламе картины, благородно и щедро разрешив Тарантино стать центром внимания…

"Я познакомился с Тони через общих друзей и был его большим поклонником. "Месть" — один из моих самых любимых фильмов 80-х. Я люблю "Месть". Я думаю, что наряду с "Местью" это его лучший фильм, — с восторгом Говорит Тарантино. — Он спросил что-то вроде: "Мне хотелось бы почитать что-нибудь из того, что ты написал". Я только сдвинул с места "Бешеных псов", и он, узнав, каков был мой актерский состав, сказал: "Это потрясающая возможность для первого фильма". Так что я послал ему почитать "Настоящую любовь".

К тому времени владельцами сценария были Грегори Касканте и французский продюсер Сэмюэль Хадида. "Тони сказал: "Мне это на самом деле нравится, мне хотелось бы что-нибудь с этим сделать", а я сказал: "Я хочу, чтобы ты его снял". Так что они этим занялись и старались все как следует оформить".

Воспоминания Тарантино о событиях немного расходятся с более запутанной реальностью. Изначально сценарием владел продюсер Стэнли Марголис, который передал права Касканте с уже утвержденным режиссером. Так как "Огэст Энтертейнмент" не давала денег, Касканте позвонил Хадиде в Париж, чтобы выяснить, не даст ли наличных компания "Метрополитен Филмэкспорт". Он был настолько переполнен энтузиазмом, что буквально прочитал ему весь сценарий по телефону, и Хадида тут же согласился финансировать фильм.

Однако впоследствии Хадида заявил, что читал сценарий еще за два года до этого, встретив Тарантино в Лос-Анджелесе. Тарантино редактировал для него сценарий для другого проекта. Хадиде не особенно понравилось то, что написал Тарантино, и он спросил, нет ли у него чего-нибудь еще. Тарантино дал ему "Настоящую любовь". Мог ли Тарантино это сделать, зная, что права на сценарий принадлежат другому человеку, — вопрос, открытый для обсуждения. "Наивность или просто энтузиазм", — говорит Роджер Эйвори. Несмотря на это противоречие, результат был таков, что Касканте и Хадида решили объединить свои усилия и снять фильм с бюджетом от 6 до 7 миллионов долларов, фирма "Огэст" отвечала за иностранные вложения, а Харви Вайнстайн из компании "Мирамакс" подписал контракт с американской стороны.

Тем временем Тарантино на вечеринке встретился со Скоттом, Биллом Ангером и с успешно дебютировавшей в ранней юности сценаристкой Шейн Блэк, которая только что получила почти два миллиона долларов за сценарий фильма "Последний бойскаут". Речь шла о Тарантино: к тому времени он начал подготовку к "Бешеным псам" вместе с Кейтелем. Ангер прочел "Настоящую любовь", и она ему понравилась, но Скотт все еще был погружен в "Последнего бойскаута", и к тому времени, когда он согласился участвовать в проекте, компания "Мирамакс" уже официально оформила договор. Режиссер с именем, он привел бы с собой высокооплачиваемых актеров, набранных агентством, которое его представляло (САА), таким образом бюджет фильма значительно бы вырос, что сделало бы его слишком дорогим проектом для "Мирамакс". Итак, последняя оказалась вне игры, хотя она предоставила кредит исполнительным продюсерам Бобу и Харви Вайнстайнам, так же как и Стэнли Марголису, который отказался от своей доли. Морган Крик выкупил права для США и Великобритании вместе с продюсерской долей через фирму Хадиды "Дэвис филм" и на продажу будущего фильма за рубеж через компанию "Огэст". Звучит обескураживающе? Так оно и есть. Вот почему бюджет в 16,5 миллионов долларов со всеми этими перестановками так и не достиг двадцати. ("Им пришлось выплачивать компенсацию, потому что, когда они купили сценарий, он уже находился в середине предсъемочной стадии", — говорит Скотт.)

"Я прочел сценарий, и он мне очень понравился, — объясняет Тони Скотт. — Но он уже кому-то принадлежал, и пришлось отбирать его у этих парней, Я не особенно хороший читатель, но прочел сценарий за один присест и понял, что он великолепен. Мне он показался очень оригинальным, свежим, а главное — он был полностью выстроен на персонажах. Моя любовь к сценарию основывалась на моей любви к героям. Это фильм, рассчитанный на актеров, такой я снимал в первый раз. После "Сверхоружия" мне, хочешь не хочешь, предлагали фильмы, которые вы бы назвали боевиками".



Назад      Вперед