На правах рекламы:

http://www.anna-motors.ru/ отзыв о автомобильное пусковое устройство.

реклама в маршрутках на подголовниках в Орле



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

Нужно сказать, что Тарантино и Роджер Эйвори (чей фильм "Убить Зои" — тоже о провалившемся ограблении банка) не очень преуспели бы в "ограбленческом" бизнесе… Как и в большинстве фильмов, в нем есть свои "внутренние шутки": женщина, которую застрелил Тим Ротт, фактически — его преподаватель сценической речи Сюзанна Селеста. ("Они выводят вас из себя, так что я нашел ей работу. Она стреляет в меня, я стреляю р нее. Мы оба были этим очень довольны".) Ювелирный магазин называется "У Карины" в честь звезды годаровской "Особой банды" Анны Карины. Лоуренс Тьерни, звезда фильма 1946 года "Диллинджер", произносит реплику: "Мертвый, как Диллинджер". И когда Стив Бушеми бежит по улице, преследуемый полицейскими, вы почти слышите крик: "Сэлли, Сэлли!" — имя монтажера фильма. Некоторые даже указывали на оранжевый шарик, всплывающий перед машиной Миляги Эдди в качестве подсказки, кто из них стукач.

Есть еще более туманный код. "На складе на стене была записка: "Тони, не трогай этот выключатель" и снаружи на здании: "Тони, не паркуй здесь машину", — объясняет Дэвид Васко. — Есть один кадр в "Криминальном чтиве", где Брюс Уиллис бежит в ломбард. Он заставил нас еще раз написать краской из баллончика: "Тони, не паркуйся здесь". Никто этого не видел, никто этого не прочел. Но он от этого тащится".

Но, кроме того, факт, что фильм переполнен цитатами, вызвал много комментариев. В нем без зазрения совести использованы мотивы фильмов "Убийство", "Асфальтовые джунгли" и стилистика картин Джона By, для которых характерны те же черно-белые костюмы и то же мастерское владение оружием. В "Бешеных псах" очевидно влияние французской "новой волны", Трюффо и Годара, которые брали старые фильмы Богарта и Кэгни и перемещали их действие в Париж и Марсель. Тарантино шел еще дальше, показывая нам всю кровь, которую нам никогда не позволяли видеть в первом раунде.

Потом последовали неизбежные обвинения в плагиате. "В Квентине нет ни капли оригинальности, — заявляет его главный противник и недоброжелатель, продюсер "Прирожденных убийц" Дон Мёрфи. — Все, что было, давно уже умерло от одиночества".

Вопрос стоит так: где кончается дань уважения, "hommage", и где начинается плагиат? В конце концов, Вуди Аллен годами подражал Ингмару Бергману безо всяких возражений с его стороны. А Тарантино опять берется за новый источник вдохновения в "Четырех комнатах" — его абсолютно не волнует, что это перепев короткометражки Альфреда Хичкока. Тарантино это спокойно признает. Как говорил ирландский драматург Деннис Джонстон, в истории литературы есть только семь оригинальных сюжетов, а все остальные — лишь их вариации. Вот они: Золушка (непризнанная добродетель), Ахилл (роковая ошибка), Фауст (долг, который нужно платить), Тристан (любовный треугольник), Цирцея (паук и муха), Ромео и Джульетта и Орфей (отобранный дар). Хотя его слова скорее относились к театру, чем к кино, он все же добавил кинематографу одного персонажа — непобедимого героя (а-ля Индиана Джонс). По этой теории все фильмы можно сопоставить друг с другом.

Дань уважения — это когда вы намекаете на что-то очевидное и ставите людей в известность о том, что является вашим источником, — это легче сделать в литературе, чем в кино. Однако, поскольку "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво" — не эзотерические фильмы и относятся к определенному жанру — гангстерскому боевику ("чернухе"), Тарантино более или менее делает это, то есть сообщает о своих источниках. Кроме того, если следовать аргументам пуристов, то тогда оказывается, что в истории кинематографа был только один вестерн, а все остальные с него содраны.

Говорит Мэтг Мюллер, редактор британского "Премьера. "Оригинально не то, что он делает, а то, как он компонует материал. Уникален его способ комбинирования всех этих элементов. Похоже на Элвиса и Бадди Холли, когда они создавали рок-н-ролл. Они взяли "черную музыку", которая существовала на протяжении многих лет, и сделали ее доступной для обычной аудитории. Тарантино делает для кино то, что они сделали для музыки. Если бы речь шла только о дани уважения, то это касалось бы только очень избранной аудитории, но он обращается к разномастной публике. Режиссеры постоянно копируют друг друга — они подворовывают старые фильмы, сцены. Я думаю, что Тарантино не делает ничего дурного. Во многом он оказывает услугу этим старым фильмам: вам на самом деле хочется пойти и посмотреть их. Он собственными руками возрождает их".

Плагиат — это не то же, что дань уважения. Он подразумевает нечестные методы, особенно когда вы крадете малоизвестную работу, а не нечто всемирно известное, — используете чье-то изобретение в собственных корыстных целях. Стиль гонконгских фильмов очевиден в "Бешеных псах", но в 1993 году в журнале "Эмпайр" была напечатана статья, в которой ради шутки сравнивались похожие эпизоды из "Псов" и гонконгского боевика 1989 года "Город в огне" режиссера Ринго Дана. Эта статья была подхвачена в разных публикациях и с жаром поддержана в американском альтернативном журнале "Филм Трет". Студент кинематографического института Майк Уайт даже снял двенадцатиминутную короткометражку, в которой сопоставлял сцены из обоих фильмов. Названный "Ну и кому ты морочишь голову?" фильм должны были показать на нью-йоркском фестивале андерграундного кино в марте 1995 года, но в последнюю минуту он был снят с программы под давлением студии "Мирамакс".

В фильме "Город в огне" в главной роли Чу Ян-Фат, один из любимых актеров Тарантино; этот фильм — темная лошадка, потому что его нельзя было достать в Штатах и в Англии на кассетах. Вот что происходит в одной из частей этого фильма. Банда грабителей с кодовыми именами (Брат Джо, Брат Чу, Брат Фу и Брат Нам) делают ноги после неудавшейся кражи бриллианта. Ограбление провалено, потому что один из них, психопат, начал стрелять. Полицейские сидели в засаде, предупрежденные Братом Чу, внедренным в банду полицейским. Во время побега Брата Чу прикрывает более старый Брат Фу, который выводит Чу из себя тем, что выпускает две обоймы патронов в лобовое стекло патрульной машины. Брат Чу убивает невинного свидетеля, но и его тоже ранят. Фу ведет его к месту встречи на заброшенном складе. Боясь, что их подставили, они вызывают главаря. Главарь заявляет, что Чу — полицейский, и наставляет на него дуло пистолета. Фу протестует, так как считает Чу невиновным, и тоже достает пистолет. Следует сцена, где они, набычившись, смотрят друг на друга. Выглядит знакомо?

Хотя мы уже знаем, кто из них полицейский, и на самом деле видим ограбление, сходства нельзя не заметить. Основная посылка такая же, как в "Бешеных псах". В оправдание нужно сказать, что это только двадцатиминутная часть целого фильма, и если взять все остальное — стиль, структуру, диалоги, — то фильмы при сравнении оказываются совершенно разными. Тем не менее если уж выдвигать обвинения в плагиате, то, возможно, именно в этом случае.

Эта тема стала самой любимой для журналистов на пресс-конференциях, и Тарантино отвечал на обвинения даже в Каннах. "Я люблю "Город в огне", и его постер висит у меня дома в рамочке. Это потрясающий фильм. Я краду из каждого фильма. Я краду из каждого отдельного фильма, который когда-либо снимали. Мне это нравится. Если в моих фильмах что-то есть, то это то, что я беру отсюда и отсюда и смешиваю все вместе. Если людям это не нравится, тогда — непробиваемые тупицы — пусть не ходят и не смотрят, хорошо? Я ворую отовсюду. Великие художники воруют, а не отдают дань уважения".

"Некоторые из его приемчиков и оригинальных методов называют "оптовой распродажей", но если брать в расчет его целиком — "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво", — то я не думаю, что это плагиат, — говорит Филипп Томас, редактор-распорядитель журналов "Эмпайр" и британского "Премьер". — В Квентине хорошо то, что когда кто-то упоминает о "Городе в огне", он говорит: "Да, это потрясающий фильм. У меня есть постер на стене. Я принимаю это. Если вы думаете, что я повторяю сюжет, пусть так и будет".

Со своим добродушием он вышел сухим из воды, избежав обвинений. Правда в том, что, скажи Тарантино о сходстве, никто бы и глазом не моргнул. Другие заявляют о том, что "Бешеные псы" слишком театральны (но такими же были "В знойный полдень", "Интерьеры", "Возвращайся в пятерку", "Дайм Джимми Дин"). Некоторые говорили, что кульминационная "разборка в мексиканском стиле" была содрана со знаменитого "Хороший, плохой, злой" и "За несколько лишних долларов". Это действительно так, и пока Вселенная Тарантино не перестанет существовать, поглощая фильмы, не похоже, что этот поток заимствований обмельчает.

Роджер Эйвори в интервью для "Вэнити фейр" сделал интересное замечание: "Одна из проблем, с которой люди сталкиваются в творчестве Квентина, — это то, что его фильмы рассказывают о других фильмах, а не о жизни. Это сложно: жить реальной жизнью и потом снимать об этой жизни фильмы…"

Изощренная утонченность финальной перестрелки фильма, которую Александр Уокер описал как современную версию постелизаветинской "драмы мести", привела к забавным спорам на странице писем в журнале "Эмпайр" на тему: "Кто убил Милягу Эдди?" Подумайте об этом: Оранджа убил Джо, Джо убил Уайт, Уайта застрелил Миляга Эдди. Так кто же стреляет в Эдди?



Назад      Вперед