На правах рекламы:

Маска для волос: рецепты масок для волос marinakazarina.com/catalog/hair/hair-masks/.



Пресс-конференция в связи с премьерой фильма "Бешеные псы"

АНРИ БЕХАР (газета "Монд"): Мы начинаем пресс-конференцию в связи с премьерой фильма "Бешеные псы", и я коротко представлю вам людей, сидящих за этим столом. Крайний слева — Мистер Блондин, Майкл Мэдсен. Рядом с ним — Мистер Оранжевый, Тим Рот. Рядом со мной — Мистер Розовый, Стив Бушеми. Рядом с ним — сопродюсер, он же Мистер Белый, Харви Кейтелъ. А в центре, полагаю, сам Мистер Радужный...

КВЕНТИН ТАРАНТИНО: Мистер Коричневый! Мистер Коричневый!

ТИМ РОТ: Мистер Мерд!

БЕХАР: Режиссер — Квентин Тарантино. (Аплодисменты.) Итак, первый вопрос от прессы?

ВОПРОС: Неужели вы с самого начала не рассматривали возможности показа самого ограбления?

ТАРАНТИНО: Поначалу я думал об этом. Ну, не о том, чтобы показывать его, но хотя бы слегка пройтись по некоторым моментам и дать зрителю ощущение настоящего кошмара. Однако первая половина картины оставляет много неясностей, потому что вы ждете разъяснения того, о чем говорят герои фильма. И это даже хорошо. И только во второй половине вы понимаете, что ограбления не увидите, что не в нем дело и что фильм, собственно, не об ограблении, а о чем-то другом.

ВОПРОС: Правильно ли я понял, что актеры все-таки сыграли сцену ограбления, чтобы подготовиться к исполнению своих ролей?

РОТ: Да, мы прошли процесс вызревания. И хотели далее поработать малость по-настоящему.

ТАРАНТИНО: На самом деле мы не собирались показывать это, нам, как актерам, необходимо было пропустить сюжет через себя, пережить его. В некотором роде это была постановка ограбления в репетиционном зале. Мы все знали свои роли, мы знали, что именно будем делать, поэтому приходили и просто проигрывали нужные сцены. Получалось иногда смешно и неуклюже, мы вовсю развлекались, но зато когда мы прошли этот репетиционный процесс, то в общих чертах понимали, что именно там произошло и что пошло не так. Большой ошибкой было только доверить Мистеру Блондину руководство. (Смех.)

СТИВ БУШЕМИ: Он всеми руководил!

МАЙКЛ МЭДСЕН: Я просто контролировал толпу. Ее надо немного контролировать, разве не так?

ВОПРОС: Квентин, какой персонаж был вам ближе — Мистер Коричневый или, может быть, Эдвард Банкер?

ТАРАНТИНО: Ну, все отдавали себе отчет в том, что это второстепенные персонажи. Однако в таких открытых сценах каждый должен знать свое место. И может считать себя при этом звездой сколько угодно — поскольку все ребята болтают в фильме, все постреливают и даже рассказывают об убийстве Мистера Коричневого. Но вы-то не знаете, кто такой Мистер Коричневый, это выясняется гораздо позже. Они спрашивают: "Где Мистер Синий?" Он что, слинял? С камешками? Или его прихватили копы? Может, его уже вовсю раскапывают в участке — или он сейчас появится? Я хотел, чтобы у зрителя было ощущение, что мы в любой момент можем повернуть сюжет куда угодно.

ВОПРОС: Мистер Кейтелъ, поскольку вы являетесь сопродюсером "Бешеных псов", не могли бы вы рассказать, как вас сумели привлечь к этой работе и почему она была так важна для вас?

ХАРВИ КЕЙТЕЛЬ: Позвонила знакомая из Актерской студии и сказала, что есть сценарий, который, на ее взгляд, может меня заинтересовать. Когда я прочитал его, он меня сильно зацепил. У Квентина совершенно новый взгляд на такие древние темы, как товарищество, вера, предательство, измена, искупление. Я позвонил Лоуренсу Бендеру и сказал, что хотел бы помочь в реализации этого проекта. Потом мы - Квентин, Лоуренс и я собрались и решили попытаться организовать это дело.

ВОПРОС: Но стартовый капитал-то был ваш...

КЕЙТЕЛЬ: Не было никакого стартового капитала. Я только сегодня об этом услышал. С чего вы это взяли?

ВОПРОС: В прессе так пишут.

ТАРАНТИНО: Да, в прессе именно так пишут.

КЕЙТЕЛЬ: Ну, это, я полагаю, ошибка.

ВОПРОС: А насколько полезно в творческом плане работать с режиссером-дебютантом?

КЕЙТЕЛЬ: Нет ничего зазорного в работе с режиссером-дебютантом, тем более что вы сами видите, сколько в Квентине энергии, энтузиазма, интеллигентности и ранимости. У него огромное желание учиться, и он очень открыт процессу отработки характеров героев, которые прописал в сценарии. Справиться с восемью актерами такого класса — нелегкая задача для любого режиссера, а уж для начинающего это и вовсе титанический труд.

Я могу сравнить этот актерский состав с "Последним искушением Христа", конкретно — с актерами, исполнявшими роли апостолов. Все они поддерживали друг друга, и, если кто-нибудь спотыкался или падал, ему помогали подняться. Для меня было высокой честью работать с ними.

ВОПРОС: Квентину. Эту сцену с разговором о Мадонне — с обсуждением ее песни "Как девственница" — вы сымпровизировали? Или она была в сценарии изначально?

ТАРАНТИНО: Эта сцена была написана очень давно, когда я еще был актером. Это одна из моих фишек, которые должны быть у каждого актера в рукаве — на всякий непредвиденный случай.

Видела ли Мадонна фильм? Нет, не видела. Но она знает об этом — про это место в фильме. Она очень хорошо осведомлена. И ее адвокаты осведомлены не хуже. А мои адвокаты очень хорошо осведомлены о том, что ее адвокаты осведомлены об этом самым наилучшим образом. Поговаривают, что она может появиться на премьере фильма в Нью-Йорке, а поскольку ей известно, что в фильме есть шуточка об этой песенке и об ее будто бы подтексте, то она может просто подойти ко мне и сказать, прав я или нет. У меня нет сомнения, что она подойдет и скажет: "Квентин, ты на сто процентов прав, эта песня именно об этом. И у меня просто задница надрывается от смеха, когда я слышу, как ее распевают все эти четырнадцатилетние малолетки".

ВОПРОС: А не мог бы и Майкл Мэдсен рассказать о своем участии в "Бешеных псах"?

МЭДСЕН: Я прочитал сценарий. И подумал, что такой материал, как принято говорить, на дороге не валяется, и изъявил желание встретиться с Квентином и поучаствовать. Но вот репетиции — это то, во что я, надо признаться, никогда не верил, пока не поработал с Харви. Он на самом деле убедил меня в их-пользе и еще в том, что мы немало выуживаем для себя во время репетиций. Когда мы переходим к съемкам, все уже должно быть тип-топ.

ВОПРОС: Вы играете своего героя как психопата, да?

МЭДСЕН: Да нет. Когда мне было лет девять или десять от роду, я видел "Белую жару" с Джеймсом Кегни. Там есть сцена, где он забрасывает парня в багажник и спрашивает, не душновато ли тому внутри. После чего простреливает пару дыр в крышке багажника, продолжая при этом поглощать жареную курятину. Это придавало колорит тому, что он делал, и было очень выразительным противопоставлением. Это вставило меня на всю жизнь, и я помнил об этом, играя Мистера Блондина. Я думаю, назвать его психопатом было бы слишком просто. Этот парень был просто в обстоятельствах, которые не позволяли ему поступать иначе. (Смех.)


БУШЕМИ: Всего только еще одна непонятая душа.

ВОПРОС: Что означает название "Бешеные псы"?

ТАРАНТИНО: Забавно, но я не отвечу на этот вопрос. И причина, по которой я на него не отвечу, состоит в том, что это название призвано создавать настроение, ничего больше. Просто верное название, просто суть фильма, и не спрашивайте меня почему. Но основная причина, по которой я не настаиваю на его уточнении, в том, что я на самом деле верю: окончательно это определит зритель. В художественных фильмах, я полагаю, процентов двадцать этой самой художественности привносит публика. Люди приходят ко мне и говорят, что, по их мнению, оно означает. И я постоянно поражаюсь их творческой мощи и прозорливости. Я считаю то, с чем они приходят, правильным. Они на сто процентов правы.

БУШЕМИ: Скажи им определение Лоуренса Тирни.

ТАРАНТИНО: Когда мы делали фильм, один журналист из Западной Германии напросился на интервью к Джо, то есть к Лоуренсу Тирни. Ну и сделал это интервью с ним. Каждый из нас мог справиться с этим дерьмом, но он навалился на Тирни. И вот они сидят в трейлере — и Стив Бушеми там же,— и журналист спрашивает (имитирует немецкий акцент): "Так в чьём ше смысл насфания „Резервуарные псы?" И Лоуренс Тирни отвечает (имитирует громовой бас): "Ну, знаете ли, „Резервуарные псы" — это очень известное выражение в Америке: так называют собак, зависающих около резервуаров". (Смех.)

ВОПРОС: Вопрос актерам. Трудно было найти способ существования в истории с таким широким диапазоном, где кровавые натуралистические сцены соседствуют с абсолютно наивными и даже откровенно глуповатыми?

РОТ: На самом деле они ничем не отличаются. Все они — единое целое. Квентин говорит о написанном в юмористической манере, и, я думаю, это совершенно верно. Но это кажется и очень смешным, и чрезвычайно шокирующим одновременно.

МЭДСЕН: Думаю, это было что-то вроде "Последнего танго в Париже": люди хотят заняться любовью, но при этом даже не знают друг друга. По-моему, что-то наподобие этого.

БУШЕМИ: Я просто пытался играть все в одной манере. Когда я прочитал сценарий, я смеялся, потому что, вне всякого сомнения, написанное было смешным.

Я не рассматривал это как набор отдельных шуток, понимаете? Но я был уверен, что, если просто играть по написанному, уже будет смешно. Я имею в виду, что эти ребята настолько отличны друг от друга, что, стоит просто собрать их в одном помещении — и комедия готова.

ВОПРОС: Могли бы вы рассказать о сценарии, который вы пишете для Джона By? Это удивительная комбинация.

ТАРАНТИНО: Спасибо, что поставили меня в один ряд с таким человеком. Это легендарная личность. Он делает лучшие боевики после Серджо Леоне. Он вдохнул новую жизнь в этот жанр — там, в Гонконге. И для меня было большой честью встретиться с ним. Он мне действительно очень нравится, и именно к нему я пришел с хорошим сюжетом. Написание полноценного экшн-сце-нария было бы по-настоящему тяжким трудом и заняло бы у меня немало времени — тем самым я бы оказал плохую услугу Джону By. Но я пришел с интересной историей, которая могла захватить его. По правде говоря, я очень заинтересован в сотрудничестве. Думаю, я мало что могу дать ему, но он мог бы научить меня многому. Также я бы мог взять на себя ответственность за перенос Джона By на американский рынок, так сказать, неот-фильтрованным. Не половинчатого Джона By или Джона By для американского зрителя, но настоящего Джона By для людей, которые его любят, — того Джона By, каким он сам хочет быть.

ВОПРОС: Почему в "Бешеных псах" нет женских персонажей?

ТАРАНТИНО: Тут дело в структуре фильма. При том стечении обстоятельств, о котором идет речь в картине, женщинам просто неоткуда взяться. Подобно тому, как нет их на субмарине в фильме "Подлодка".

Нет, это не значит, что их вообще не существует! Просто в этой ситуации Джо не стал бы нанимать женщин в банду, вот и все. Он не стал бы делать этого. Вот в сценарии, который я сейчас пишу, женский персонаж является, пожалуй, лучшим из всех. Этим персонажем я горжусь.

ВОПРОС: Есть ли проблема в том, что некоторые зрители не понимают юмора "Бешеных псов"?

ТАРАНТИНО: Я смотрел фильм в зале, где зрители даже и не думали смеяться. Это больно. Это действительно проблема. Где-то в конце — на последнем получасе фильма — они кое-что стали ухватывать, но при этом все равно не понимали, следует ли им смеяться. Они не позволили себе рассмеяться даже в тех местах, где понимали и чувствовали нечто действительно смешное. Это что-то сверхъестественное. Я смотрел фильм вместе с ними и думал: "Им не понравилось. Совсем не понравилось". А после просмотра они вдруг говорят: "Это было восхитительно! Потрясающе!"

Но мы ведь говорим сейчас о юморе, не так ли?

Как бы то ни было, этот фильм действительно не для каждого. Я сделал его для себя — и пригласил посмотреть всех. Но я был бы глупцом, надеясь, что все его поймут. Девять из десяти человек в Америке не собираются смотреть этот фильм. Однако бюджет "Бешеных псов" настолько невелик, что, я думаю, фильм свое возьмет. Даже до начала широкого проката. И люди, которые вложили в него деньги, с лихвой возвратят их после показа по всему миру. Поскольку, как мне кажется, "Бешеные псы" — это триумф, потому как люди, которые поставили на меня, уже огребли свое лопатами.

БЕХАР: Леди и джентльмены, большое всем спасибо.