На правах рекламы:

Детальная информация купить iphone 5s тут.



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

Неправильно понятый и ославленный злодеем Оливер Стоун, ветеран кино, возможно, был единственным голосом разума во всей неразберихе, и, похоже, если бы то же самое произошло десять или даже пять лет назад, уравновешенные головы не допустили бы, чтобы из всего этого раздули такой скандал.

Не делая ничего дурного, Тарантино продемонстрировал свое умение выпутываться из подобных ситуаций. Не его острый ум, а наигранно бесстрастное отношение к происходящему позволило ему выйти сухим из воды. К счастью, его все еще поддерживают несколько хороших людей, бывших рядом с ним все эти годы.

Джеймс, его менеджер на протяжении десяти лет, была уволена вскоре после "Криминального чтива", хотя она будет защищать его до последней минуты. "Его отношение было очень забавным, потому что он просто сказал: "Знаешь, ты сделала потрясающую работу. Ты сделала ее настолько потрясающе, что мне в тебе больше нет нужды". Только Квентин мог сказать что-нибудь подобное. Это действительно было забавно: он уволил меня с утра, днем позвонил мне попросить, чтобы я сделала ему одолжение".

Она считает, что все дело с "Прирожденными убийцами" возникло на пустом месте.

"Ну, я думаю, он решил, что потерял над ним контроль. У Квентина была привычка… у него очень избирательная память, и, знаете, мне приходилось с этим сталкиваться. Знаете, у него был со мной один разговор, и он приказал мне прекратить действия опциона на что-то, а потом я позвонила тому человеку и сказала: "Я не буду следовать условиям этого опциона", а он ответил: "Квентин только что звонил мне и сказал, что все в порядке". А потом Квентин перезванивает мне и сообщает: "Кэтрин, я думал…", а я говорю: "О нет, он опять думал…", потому что он опять все переделал. Я имею в виду, что даже с "Бешеными псами", мне кажется, он до определенной степени не осознавал, что они станут началом его карьеры. Ас "Прирожденными убийцами" случилось то, что он подписал на скорую руку составленное соглашение по передаче Рэнду прав на сценарий в вечную собственность за минимальную, минимальную, минимальную сумму денег. Я думаю, в определенный момент Квентин понял, что люди начали говорить о "Бешеных псах" и что его карьера пошла в гору, поэтому он решил заняться материалом, который, как он считал, исконно был его собственным. Дон и Джейн серьезно поддерживали его желания с самого начала, то есть относились к ним с большим уважением и прилагали массу усилий, чтобы помочь ему и сверить с ним каждый шаг".

Конечно, критику всегда провоцирует зависть к успеху, но, к сожалению, Тарантино, кажется, упустил этот момент из виду. До церемонии вручения "Оскаров" никто не знал, например, какую роль сыграл Роджер Эйвори в создании "Криминального чтива". По иронии судьбы, Эйвори, который официально написал второй эпизод "Криминального чтива" (а неофициально внес свой вклад в "Настоящую любовь" и "Прирожденных убийц"), отказался от своих прав на сценарий и фигурирует в титрах в качестве автора идеи. Будучи джентльменом, Эйвори не расскажет ничего из того, что идет вразрез с официальной версией, он всегда сохранял молчание и впоследствии страдал от переполнявшего его возмущения, видя, что его собственный фильм "Убить Зои" (исполнительный продюсер — Тарантино) выдают в большей или меньшей степени за фильм Тарантино, хотя в этом и нет вины последнего.

В январе 1995-го, когда Тарантино получил "Золотой глобус" за лучший сценарий ("Криминальное чтиво"), свою главную награду, он, переполненный энтузиазмом, поднялся на сцену и произнес увлекательную, если не сказать излишне восторженную, речь под восхищенные аплодисменты. "Может, я веду себя как заботливая тетушка или вроде того, но мне было стыдно за его поведение, — говорит Джеймс, — потому что он не сказал ни слова о тех, вместе с кем он номинировался, он забыл о "Форресте Гампе" и "Побеге из Шоушенка", он не поблагодарил Роджера. По-настоящему он никому не выразил признательности".

Британская "Менл он Санди" предполагает, что Тарантино и жена Эйвори Гретхен крепко поругались и она кричала ему "Да пошел ты…" после того, как он забыл поблагодарить Эйвори в своей речи. "Возможно, это правда, — говорит Эйвори, — но потом она поцеловала его, и мы здорово повеселились в тот вечер".

Тарантино даже пытался продать права на публикацию сценария издательскому дому "Фейбер энд Фейбер" (который печатал другие его сценарии), забывая тот факт, что после всех этих недоразумений сценарием он фактически не владел.

Нужно подчеркнуть, что даже те из окружения Тарантино, кто критически относится к его роли в деле с "Прирожденными убийцами", за исключением Дона Мерфи, придерживаются высокого мнения о Тарантино как о режиссере и, конечно, о друге, хотя слава обаятельного подонка недолговечна.

"Понимаете, Квентин всегда, не смущаясь, выражал себя, не заботясь о производимом впечатлении! — говорит Джеймс. — Он делает то, что делает. Я говорила людям: "Я считаю его прекрасным режиссером, но ему не мешало бы подучиться манерам". Просто быть немного более благодарным по отношению к людям, которые его поддерживали. Понимаете, иногда он просто невыносим".

Возможно, именно "Прирожденные убийцы" — фильм о природе популярности — так резко очертили эти аспекты…

Глава 7. "Криминальное чтиво"

Pulp n. (существительное)

1. Мякоть, бесформенная масса.

2. Журнал или книга с шокирующим содержанием, отпечатанная на плохой бумаге.

 

Вскоре после премьеры "Бешеных псов" в "Санденс" Тарантино отправился в Амстердам, где пробыл пять месяцев. Первый раз он попал за границу. Как Кларенс, который говорит Алабаме в первом варианте сценария "Настоящей любви": "Я всю жизнь жил в Америке. Мне нужно уехать. Хочу посмотреть, на что похоже телевидение в других странах". Он не выбирал специально именно этот город ("Просто некоторые из моих друзей были там и сказали, что это классное место"), но все сомнения рассеялись, когда он понял, что там проходил фестиваль Говарда Хоукса. "Это был Промысел Божий", — говорит он.

Таким образом, в марте 1992 года, за два месяца до показа "Бешеных псов" в Каннах, Тарантино полетел в Голландию, снял там квартиру, намеренно выбрав без телефона, и отгородился ото всех, за исключением избранного числа друзей. В последующие недели он делал то, что делает большинство людей в Амстердаме: проводил время в барах, где продают гашиш, и напивался с самого утра. Днем он скрывался в убогих кинотеатрах, смотрел французские гангстерские фильмы, а также безостановочно читал, глотая книги вроде "От трупа ничего хорошего" Ли Брэккетта и дневников Анаис Нин (случайно ли в фильме "Генри и Джун" роль Анаис Нин сыграла Мария де Медейрос, партнерша Умы Тёрман?).

"Я просто болтался без дела и все такое, и, по правде говоря, мне понравилось жить в Европе. У меня была уйма времени. Я постоянно ходил в кино, а потом с утра просто вставал, брал книгу и плавал по каналам".



Назад      Вперед