На правах рекламы:

• Смотрите на сайте polair Mb214 R.



"Тарантино", Джефф Доусон

Назад      Вперед

На этом этапе нужно прояснить, что "Бешеные псы" еще не были выпущены в прокат, и Стоун отвергает обвинения, что сценарий был куплен только потому, что Тарантино был в центре внимания. Стоуна последнее время занимала мысль снять криминальную драму, и ему нравился сценарий, хотя и не в той форме, в которой он существовал. "Написав сценарий "Лица со шрамом" и "Года Дракона", я хотел вернуться к гангстерскому жанру и снять историю о преступниках Америки, — объясняет он. — Я сделал это в 82-м и 85-м. Прошло много времени, и я хотел снять именно такое кино, так что в каком-то смысле это был один из путей. Изначальный сценарий Квентина представлял собой сочетание "дорожной" и "тюремной" лент, два этих начала могли быть соединены в гангстерском фильме. К тому же закрутить все действие вокруг масс-медиа 90-х, чего не было в гангстерских фильмах, значило, насколько я это понимал, шагать в ногу со временем. Это был новый поворот".

Таким образом, Маунт и Фосслер сели и пришли к соглашению — Фосслер остался сопродюсером Стоун взялся за проект, но настаивал, чтобы сценарий основательно переписали…

Оливер Стоун верил, что все разногласия, которые были у Тарантино с Мерфи и Хэмшер, можно уладить. Таким образом, он попытался уговорить Тарантино встать на его сторону.

"Он встретился с этим парнем, и тут для него начался самый страшный кошмар, — заявляет Мерфи. — Он (Тарантино) думает, что он — Мистер Киноэнциклопедия, и начинает: "Знаете ту сцену, где Микки Рурк разговаривает с Джоном Лоуном в "Годе Дракона"? О чем, черт побери, вы думали, когда, черт побери, писали это? О чем?" Оливер считает себя в первую очередь писателем. А тут появляется юнец, который смешивает с дерьмом сценарий, который он написал".

Стоун отрицает, что между ними возникла конфронтация.

"Он два раза приходил в офис, и у нас был задушевный разговор: он рассказал мне о своих планах, о том, что его сценарий переписывают, и о том, как он ненавидит Дона и Джейн. Я рассказал ему, как писал сценарий к фильму "Восемь миллионов способов умереть", который был мне дорог. Действие происходило в Нью-Йорке, и этим занялся Хэл Эшби. Я поехал в Мексику снимать "Сальвадор". Это был похожий случай, и когда я вернулся, то был ошарашен, узнав, что мой сценарий полностью переписали. Роберт Таун переписал его, они перенесли действие в Лос-Анджелес, и это была совсем другая история. Таун позвонил мне и сказал: "Извини. Хэл даже и не подумал мне об этом сообщить". Это был ужасный фильм, но он не имел ничего общего с тем, что я написал, я никогда не выступал с ним перед зрителями".

Стоун признает, что тогда он развернул кампанию с целью разубедить некоторых актеров сниматься в тарантиновских "Бешеных псах", речь шла о тех, к которым позже обратились с предложением участвовать в "Прирожденных убийцах". Среди этих актеров был и Майкл Мэдсен.

"Оливер Стоун позвонил мне и предложил роль, — говорит он. — Мы обсуждали это изо дня в день, а потом встречались по этому поводу, но он начал переделывать сценарий. Квентин советовал мне сняться; он говорил мне, что хочет, чтобы его имя не связывали с этим фильмом".

По сути, Мэдсен был первым актером, выбранным на роль Микки. "Потом Оливер Стоун рассказал мне, что пригласил Вуди Харрелсона и Роберта Дауни-младшего — Оливеру нравится работать с такими людьми. Оказалось, что это не тот фильм, в котором я хотел сниматься. Всем остальным Псам — Стиву Бушеми, Крису Ленну, Харви — предложили роли, и они все отказались, это очень разозлило Оливера".

"Да, я в это верю", — говорит Стоун о так называемой теории заговора. — Пришел Тим Ротт. Мне он понравился, но, знаете, он быстро отвалил, но это ничего не значило, потому что и без него хороших актеров достаточно. Я просто откровенно отвечал хорошим актерам и старался быть справедливым. Как бишь его… Мэдсен. Я предложил ему роль, допускаю, но когда сценарий был переписан и просчитан бюджет, фильм превратился в нечто значительно большее, потому что мы хотели попробовать много всяких специальных эффектов, и на студии "Уорнер" мне сказали: "На этом фильме мы не сработаемся с твоим Мэдсеном". Я выдерживал его, я думаю, недолгое время. Он был очень злым, саркастичным, циничным, желчным".

Мерфи даже заявляет, что агенты Тарантино (агентство Уильяма Морриса) начали тянуть время, чтобы истек срок опциона и его можно было вернуть обратно.

Тем не менее Стоун на самом деле попытался набрать в свой фильм людей, связанных с "Бешеными псами" и "Настоящей любовью". Том Сайзмер из "Настоящей любви" появился в фильме, хотя, как замечает Стоун, он снимался у него в "Рожденном 4 июля". Также Стоун не считал нужным изменить имя Джека Сканьетти, которое явно напоминает о другом Сканьетти, Сеймуре, инспекторе по делам правонарушителей, осужденном условно, из "Бешеных псов". "Мне нравится это имя", — заявляет Стоун. Даже Кирк Балц (Марвин-полицейский) появляется в фильме.

"В этом не было ни малейшего намека на дань уважения…"

Так почему же Оливер Стоун переписал сценарий?

По рекомендации Хэмшер и Мерфи сотрудничать по переработке сценария с Ричардом Рутовски, старым партнером Стоуна, был приглашен Дэвид Велос. В титрах они оба значатся как авторы сценария. Тарантино, жаждавший от этого отстраниться, фигурирует в качестве автора замысла, хотя он получил гонорар как сценарист.

Объясняет Оливер Стоун: "Послушайте, я сам написал много сценариев и был пять или шесть раз номинирован Академией на "Оскара". Я не принадлежу к той-категории людей, которые чувствуют, что должны что-то переписать. Я не амбициозен. У меня много соратников, и я всегда справедлив по отношению к ним. Я старался выжать лучшее из многих людей. Но я не эгоист. Я написал большую часть "Года Дракона", Майкл Чимино участвовал в этом, в титрах — его имя, я не зажимаю титры".

Стоун, который в то время снимал "Небо и Землю", давал инструкции Велосу и Рутовски о том, как он хочет изменить сценарий.



Назад      Вперед